Телефон горячей линии
8 800 350 16 80

Как технологии убивают бизнес уличных торговцев едой

18.03.2019

Роза Леон продает тамале – мезоамериканское блюдо – в Сан-Хосе, штат Калифорния. Но она вынуждена делать это тайком, только по ночам. Она собиралась получить все разрешения, но утонула в бюрократии. Теперь некоммерческая городская фермерско-продовольственная компания Veggielution помогает ей вести дело.

В Индии, в городе Бангалор, Сукумар Н. Т. продает жареную кукурузу из мобильной тележки. Он работает на этом месте, недалеко от IT-парка Раджеджи Нагар, уже семь лет. Каждый день полиция взимает с него 40-50 рупий, хотя у него есть лицензия. «Это обязательно. Я не хочу проблем в будущем», – сказал он.

У Бангалора и Кремниевой долины много общего. Они являются технологическими центрами огромных стран и трещат по швам от большого количества приезжих. Некоторые экономисты утверждают, что когда технологические компании переезжают в города с жесткими рынками жилья, ценность реальных зарплат падает, потому что дорожает стоимость проживания.

Люди с низким доходом вынуждены переезжать из Кремниевой долины, поскольку жилье там является самым дорогим в стране. А в Бангалоре, где цены на квартиры также резко выросли и где все больше земли выделяется под технологические парки, более 5000 жителям трущоб недалеко от Маратхахалли, пригорода, в котором работает ряд IT-компаний, угрожали выселением.

В обоих местах большинство уличных продавцов являются мигрантами. Своим примером они демонстрируют печальную судьбу иммигрантской рабочей силы в технологической экономике: пространство становится все дороже, успешные индустрии его занимают, а низкооплачиваемые и без того неустойчивые рабочие места находятся под угрозой.

Рядом с технологическим парком в Уайтфилде в Бангалоре вы не увидите уличные лавки с едой. Многих продавцов выставляют за ворота парка, что привело к определенному напряжению. Ранее в этом году газета The Times of India назвала торговцев едой рядом с офисным парком «огромной угрозой», потому что они мешают сотрудникам проходить в комплекс и выходить из него.

«План Уайтфилда действительно выглядит нелогично», – рассказал Винай Сриниваса, член правозащитной организации и союза уличных торговцев. — Они выделили место только для парков и отелей. В каком-то смысле это плохое планирование и привело к неформальной торговле».

Это не мешает IT-сотрудникам – они ведь тоже должны есть – но согласно Сринивасе, некоторые менеджеры и представители власти считают, что такой бизнес подрывает дух современного предпринимательства.

Эта враждебность наблюдается не только в Уайтфилде. «Большое давление оказывают и богатые резиденты города, которые утверждают, что торговцев нужно выселять», – продолжает Сриниваса.

В Калифорнии же некоторые большие технологические кампусы стали мини-городами с собственной закрытой системой питания. Это понятный шаг для компаний, расположенных вдали от города, но не очень объяснимый для штаб-квартир, находящихся в городе, где изобилие бесплатной или субсидированной еды позволяет сотрудникам избегать взаимодействия с местными ресторанами или продавцами.

Некоторые офисы нанимают небольшие компании общественного питания. И организации вроде Zendesk предпочитают не предлагатьбесплатную еду, чтобы мотивировать сотрудников чаще посещать местные предприятия. Однако многие технологические компании изолируются от местной культуры питания и людей, чья зарплата зависит от этого. Штаб-квартира Twitter, например, расположена в густонаселенном районе Сан-Франциско. Компания предлагает сотрудникам завтрак, обед и закуски за свой счет. Представитель Twitter написал на сайте Glassdoor: «Если вы посчитаете, то увидите, что так вы экономите более $7 тысяч в год». На первом этаже в офисе компании на Маркет Стрит модные фуд-корты предлагают сицилийскую пиццу, боулы и свежевыжатый сок тем, кто готов за них заплатить, но не хочет выходить из здания. Представитель Twitter также рассказал, что компания приглашает местных торговцев и шеф-поваров в свой офис и принимает участие в местной благотворительности.

Ограниченная парковка и постоянные пробки также затрудняют ситуацию. Победители и проигравшие в этой борьбе понятны. У обычных людей часто нет ресурсов или опыта для того, чтобы сделать свой бизнес законным, и организации вроде Veggielution помогают им это сделать.

Чиновники здравоохранения в Сан-Франциско являются сторонниками нелицензированной уличной торговли, объясняет Летисия Ланда, директор La Cocina, организации, которая поддерживает небольших уличных торговцев. «Город в восторге от всего этого. Просто здесь живет так много людей, а парковка – это такой спорный вопрос», – говорит она.

Дженнифер Блот, представитель Общественных работ Сан-Франциско, подтвердила, что мобильная торговля едой запрещена – разрешения следует выдавать только для определенных локаций, и продавцы должны получить одобрение Министерства здравоохранения, отдела пожарной охраны и налоговой службы.

Оскар Гранде – ведущий организатор сообщества, работающего со многими уличными торговцами в Сан-Франциско. Он рассказал о продавце мороженого, которого несколько недель назад оштрафовали за торговлю из мобильной тележки в парке In Chan Kaajal. «Я думаю, город придерживается чересчур жесткого подхода», – подытожил Гранде.

Статистика департамента планирования Сан-Франциско указывает на незначительную правоприменительную деятельность: с марта 2016 года было наложено только одиннадцать штрафов на одиннадцать поставщиков, рассказывает Блот. К таким нарушениям относятся недопустимая торговля, просроченные разрешения и работа в недопустимые дни или в недопустимых местах. В других же городах наблюдались более серьезные конфликты между продавцами и правоохранительными органами. Полицию раскритиковали за конфискацию денег у продавца хот-догов в Калифорнийском университете в Беркли и арест продавца фруктов в Сан-Лоренцо. И хотя таких инцидентов относительно мало, они внушают уличным торговцам страх.

Их коллеги в Бангалоре подвергаются такому же давлению. Политики и лидеры бизнесов похвалили дорожную полицию за то, что те выгнали продавцов овощей из Корамангалы, хипстерского района, также являющегося домом для многих штаб-квартир технологических компаний. И все же мобильные тележки – это в каком-то смысле идеальный ответ на проблему с нехваткой мест на парковке. Они относительно гибкие, и могут свободно перемещаться по городам, которые не всегда дружелюбны к пешеходам.

Часть трудностей в Бангалоре исходит из туманной правовой ситуации. Сриниваса объяснил, что национальный закон, защищающий уличных торговцев, еще не включен в право штата Карнатака, где находится город. В то же время, в Багалоре были вынесены правовые постановления о том, что общественные пешеходные дорожки должны быть свободными, за исключением специально обозначенных «зон лоточников» (которые мало кто может определить). Такая неоднозначность сильно усложняет жизнь продавцам, даже если их документы в порядке.

Союз уличных торговцев Оккуты отреагировал на продолжающееся преследование со стороны полиции, подав официальную жалобу в сентябре комиссару дорожной полиции. Помимо прочего, в жалобе утверждается, что ложное представление о том, что уличная торговля незаконна, оправдывает преследование со стороны полиции и кражу имущества.

Гранде считает, что двойные стандарты существуют и в Кремниевой долине: «Последние десять лет в городе царствовала культура ресторанов на колесах». Эти продавцы (зачастую представители среднего класса, иногда бывшие сотрудники IT) обладают капиталом и ресурсами для покупки фургончиков и сбора всех разрешений. Однако этот процесс куда более сложен для латиноамериканцев; например, все формы написаны только на английском языке. Я надеюсь, что мигрантов будут уважать так же, как и это новое поколение», – сказал Гранде. Однако Блот настаивает на том, что все торговцы и предприниматели подчиняются одинаковым требованиям, и персонал всегда может ответить на вопросы на испанском, китайском, вьетнамском, тагальском и корейском языках.

В Бангалоре работники неформального сектора в основном избегают властей, а в Кремниевой долине продавцы наоборот пытаются взаимодействовать с ними. La Cocina знает, как работать одновременно с Департаментом планирования и финансирующими организациями. Veggielution и некоммерческая организация Somos Mayfair работали с Управлением экономического развития Сан-Хосе, чтобы поддержать неформальных торговцев едой в том, чтобы те стали более прибыльными бизнесами.

Судя по всему, будущее уличных торговцев в обоих регионах предполагает регулирование и формализацию. В Калифорнии Закон об уличной торговле вступит в силу в начале 2019 года. Он исключает уголовную ответственность за торговлю на тротуарах. В Бангалоре предпринимаются попытки по выдаче лицензий уличным торговцам. Но по состоянию на начало этого года только небольшая их часть получила их.

Формализация является одним из важных ответов на нестандартную занятость. Но она не может быть панацеей, особенно в местах, где формальная экономика зависит от неформальной.

Конечно, технологии – не единственная индустрия в Бангалоре и Кремниевой долине. Однако технологический сектор бросил вызов людям с низким доходом, а налоговая политика ставит в невыгодное положение небольших предпринимателей.

В целом, у Ланды смешанные чувства по поводу того, что технологический сектор сделал с Сан-Франциско. «Технологии – это палка о двух концах. Аренда стала выше, но появилась возможность продавать товар богатым людям», – считает она. Ланда также возлагает ответственность за защиту малого бизнеса на правительство: «Власти обязаны поддерживать душу городской среды – а именно разнообразие и способность каждого человека зарабатывать себе здесь на жизнь».

Некоторые IT-гиганты обращают внимание на слухи об их изолированной офисной культуре. Facebook, например, рассказала о намерениях запустить фермерский рынок в следующем году, а также о своем желании стать хорошим соседом в своем доме в Менло-Парке. И в новом офисе Facebook в Маунтин-Вью, где город занял более активную позицию в борьбе с уличными торговцами, запрещенопредлагать бесплатную или субсидированную еду сотрудникам.

В каком-то смысле Кремниевая долина пытается получить и то, и другое: поддержать культуру уличной еды, но не обязательно людей, которые всегда ее продавали. Некоторые беспокоятся, что уличные торговцы будут процветать только после преобразования в сервисные организации для технологических кампусов или коммерческих центров.

В Сан-Франциско процветают фургончики с едой. Они нравятся местным программистам, но внушают неопределенность людям вроде Розы Леон, продавщицы тамале, которая все еще пытается узаконить свой бизнес. К тому моменту, как ей и ее коллегам это удастся, есть вероятность, что их заменят другие – с лучшими связями и ресурсами.

Источник rb.ru